Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые

Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые

Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые, не будучи представлены собранию, осуждаются. – Вслед за тем ихотправляют в Себасту для совершения над ними казни.

1. Саломея тоже подстрекала царя на самые крайние меры против его сыновей.Дело сложилось таким образом: Аристобул, желая связать со своей собственнойсудьбой эту тещу свою и тетку, велел передать ей, чтобы она позаботилась освоем спасении, так как царь намеревается казнить ее за прежние ее грешки, зато именно, что она, желая сделаться женой араба Силлая, передала ему, врагуцаря, тайны последнего. Еще грознее разразилась тогда буря, которая должна былауничтожить обоих юношей. Саломея прибежала к царю и сообщила Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые ему о полученномпредостережении. Это привело Ирода в такую ярость, что он приказал заковатьсыновей в кандалы, разъединить их между собой и немедленно отправил начальникаВолумния вместе со своим другом Олимпом с письменным донесением к императору.Получив через этих послов в Риме бумаги от царя{209}, император очень пожалелюношей; но, с другой стороны, ему казалось несправедливым лишить царя отцовскойвласти над его сыновьями. Он ответил поэтому, что признает за ним полнуюсвободу действий, но что «он поступит благоразумно, если предоставитрасследование заговора полному собранию его же родственников и высших чиновпровинции{210}. Будет установлена виновность юношей, тогда они достойны смерти; еслиже окажется, что они только помышляли о тайном бегстве Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые{211}, то их можно подвергнутьболее мягкому наказанию».

2. Ирод последовал этому совету и отправился в город Берит{212}, указанный ему императором, и созвал собрание.Председательствовали, по назначению императора, наместники: Сатурнин{213} и Педаний с их легатами; возле нихзаседали: прокуратор Волумний{214}, затемродственники и друзья царя, в том числе Саломея и Ферор, и, кроме них, всевладетели Сирии, за исключением царя Архелая{215}, ибо ему, как тестю Александра, Ирод не доверял. Самихсыновей он, по ранее принятому решению, не представил собранию: он очень хорошознал, что один только вид их вызовет сострадание у всех, а если еще импредоставлено будет слово защиты, [115] то Александр оченьлегко сумеет поколебать обвинение. Они, содержались Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые под стражей в однойсидонской деревне Платане{216}.

5. Царь поднялся и стал громить своих сыновей, точно они тут же стояли передего глазами. Обвинение в покушении на его жизнь он поддерживал слабо, как будтоон сам чувствовал несостоятельность улик; тем энергичнее он обвинял их впоношении его имени, насмешках и оскорблении его личности, и таких фактов онисчислил такое множество, что сама смерть казалась заседающим слишком ничтожнымнаказанием. Так как никто ему не возражал, то он стал оплакивать самого себя:приговор против его сыновей постигнет его самого, победа над детьми – этогорькая победа. Вслед за этим он стал собирать голоса. Первым высказалсяСатурнин: он признал Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые юношей виновными, но не заслуживающими смертной казни; онне вправе, сказал он, решить гибель детей другого в то время, когда у негосбоку стоят его собственные три сына{217}. Кего заключению присоединились оба легата и еще несколько лиц. Волумний былпервый, произнесший ужасный приговор, и вслед за ним уже все осудили юношей насмерть – одни из лести, другие из ненависти к Ироду, но никто из негодованияпротив обвиненных. Вся Сирия и Иудея с напряженным вниманием следили за ходомэтой трагедии; никто, однако, не допускал, что Ирод доведет свою жестокость додетоубийства. Но он поволок своих сыновей в Тир{218}, а оттуда поплыл в Кесарию, чтобы обдумать род казни дляюношей.



4. Один из Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые ветеранов царя по имени Терон, сын которого был интимным другомАлександра и который сам тоже очень любил юношей, от избытка скорби об ихучасти лишился рассудка. Сначала он бегал по улицам и кричал: «Правосудиепопрано, правда исчезла, природа извращена, и вся жизнь полна преступлений» имногое другое, что может внушить душевное горе человеку, решившемуся рискнутьсвоею жизнью{219}. Наконец, он осмелилсявыступить лично перед царем и, обращаясь к нему, воскликнул: «В тебе, кажется,злой демон засел, что ты худшим из людей веришь больше, чем твоим любимейшимдетям! Ферору и Саломее, которых ты уже неоднократно признавал достойнымиказни, ты веришь, когда они клевещут на твоих детей. Они Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые только хотят похититьу тебя настоящего престолонаследника и никого больше не оставить тебе, кромеАнтипатра, для того чтобы в будущем иметь такого царя, с которым они бы моглисделать все, что пожелают. Подумай только о том, не привлечет ли ему смертьбратьев ненависть солдат! [116] Ведь нет ни одного человека вармии, который бы не сочувствовал юношам, а из командиров иные публичновыражают свое негодование». При этом он назвал имена недовольных. Но царь тутже отдал приказание арестовать последних вместе с Тероном и сыном его.

5. Тут выступил еще придворный цирюльник по имени Трифон и по какому-тоумопомраченью сам выдал себя. «И меня, – сказал он, – хотел этот Теронуговорить зарезать тебя Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые во время стрижки, обещав мне за это большоевознаграждение от Александра». Вследствие этого доноса Ирод приказал и Терона,и его сына вместе с цирюльником подвергнуть пытке. Так как первые все отрицали,а последний не высказывал больше того, что он уже говорил, то он велел усилитьистязания Терона. Сын, тронутый муками отца, вызвался все открыть царю, еслитолько он простит отца. Царь обещал помилование; тогда сын сказал, что отец, понаущению Александра, хотел лишить его жизни. Это заявление одни считаливыдумкой, к которой сын прибег для освобождения отца от пыток, другие жеприняли это за чистую правду.

6. Теперь Ирод обвинил в народном собрании своих Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые полководцев и Терона инаправил на них чернь, которая забросала их камнями и бревнами и умертвила наместе всех, не исключая и цирюльника. Своих сыновей он отправил в Себасту,невдалеке от Кесарии, и приказал их задушить. Его приказ был быстро приведен висполнение. Тела их он велел перенести в крепость Александрион, где они должныбыли быть положены рядом с их дедом по материнской линии Александром{220}. Таков был конец Александра и Аристобула.


documentazkmqej.html
documentazkmxor.html
documentazkneyz.html
documentazknmjh.html
documentazknttp.html
Документ Глава двадцать седьмая. Ирод, с разрешения императора, выступает в Берите обвинителем своих сыновей,которые