А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"?

— Новизна радует молодого человека и пугает пожилого. Молодой человек всюду видит возможности, а взрослый — опасности. Молодой ставит вопрос:

— Что я могу сделать?

Пожилой спрашивает:

— А что со мной могут сделать, что оттуда может угрожать мне и моему привычному укладу жизни?

Человек идет по городу, неожиданно ему попадается подворотня. Реакция молодого человека более активная:

— Интересно, что там, пойду посмотрю, для меня открылось новое пространство, которое я могу исследовать и подчинить себе.

Реакция пожилого человека:

— Я лучше перейду на другую сторону улицы, мало ли что тут может на меня обрушиться.

Молодой человек перед каждым новым поворотом думает: "А не войти ли А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"? мне?", взрослый же остерегается: "А что оттуда может вылететь на меня?"… Так и в церковной среде. Вместо молодого миссионерского дерзновения — старушечьи страхи: "Ничего нельзя!!!". Вот в этом смысле у меня, наверное, "невзрослое" мироощущение.

Увы, у слишком многих церковных людей какое-то безнадежно-взрослое восприятие христианства. Мера церковности определяется мерой испуганности. Боятся Гарри Поттера и ИНН, Интернета и собак (они, мол, изгоняют благодать из дома).

А ведь наш страх перед новизной (скажем, перед глобализационными процессами) означает нашу заведомую готовность капитулировать, отказаться от созидательной деятельности, перестать быть активными соучастниками и даже творцами истории, превратившись лишь в ее жертв [3].

Если в моем городке А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"? построили аэродром — это может означать, что теперь мои сограждане могут стать доступнее для "глобалистской" деятельности иностранных миссионеров. Раз появился аэродром — на него может приземлиться Билли Грэм. Чтобы этого не допустить, я могу все свободное время проводить в саперных работах — время от времени взрывая взлетно-посадочную полосу этого аэродрома.

Но возможна и иная реакция православного человека на "глобализационную" новость: "Раз теперь у меня под боком аэродром, то стану срочно учить английский язык с тем, чтобы улететь в Америку и нанести там Билли Грэму ответный миссионерский удар!".

Открытие границ, сближение людей — это улица с двусторонним движением. Мы можем двигаться по нашей стороне А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"?, в избранном нами направлении. А можем тратить свои силы на то, чтобы перекапывать противоположную сторону улицы. Я отказываюсь пугаться при слове "глобализация" потому, что средства современной коммуникации и передвижения помогают мне в миссионерской работе. Телевидение и Интернет я воспринимаю как средства для того, чтобы мое обращение, несущее весть о Христе и Православии, донести до людей. Для тех же, кто не может проповедовать, не может убеждать, остается лишь позиция потребителя информации. Своим изложением Православия они не могут заинтересовать даже своих соседей, тем более нет у них никаких надежд и на то, что глобальная империя, распахивающая национальные границы и сокращающая пространства, сможет А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"? помочь православной проповеди.

Так что во многом именно от личного опыта миссионерских удач или неудач зависит оценка глобализационных процессов и новых культурных явлений. А надо ли идти на поводу у неудачников?



Апостолы могли бы осудить современную им глобализацию, поскольку языческие бредни, родившиеся в одном уголке мира, запросто разносились по всем остальным краям экумены. По дорогам, которыми Римская империя соединяла свои пестро-национальные провинции, были пронесены статуи всех языческих богов (от окраин к римскому Пантеону). Но вместо того, чтобы проклинать римскую глобализацию, раскрывшую Палестину для всех ветров, апостолы сами пошли по римским дорогам с проповедью о Христе А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"?, Который родился в Палестине, но принес весть, предназначенную для всего мира.

Вот два примера такой реакции самозапуганных неудачников. Первый — из газеты "Мир Православия" (2003, № 12) [4]. Статья "Современная рок- и поп-музыка с точки зрения Православия" начинается с утверждения: "Нам уже никуда не уйти от океана этой музыки: дома, на работе, на улице, в транспорте, в магазине, по телевидению, радио — она повсюду. От нее не скрыться нигде, кроме храма. Церковный порог ей не переступить. Тем яростнее звуковые волны бьются в него, оставляя свои меты: вот известный богослов и православный публицист выступает со "вступительным словом" на рок-фестивале, вот прекрасно ориентирующиеся в современных рок А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"?- и поп-течениях батюшки, вот музыканты рок- и поп-групп, по совместительству поющие на клиросе или прислуживающие в алтаре, и так далее… Как к этому относиться и как это оценивать?".

Казалось бы, надо радоваться, если музыканты приходят в Церковь. А журналистка видит в них источник инфекции, от которой ей хочется увернуться. Этакая "старшая дочь" из притчи о блудном сыне... Ей кажется, что она сама уже вся в Православии, и потому пора сжигать переходные мостки между миром и Церковью. Как же — я-то уже в Церкви, а значит, двери можно закрывать и объявлять конец света!

Увы, это не более А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"? чем иллюзия журналистки, которая себе кажется воплощением церковной строгости и принципиальности. На деле же она еще не может отличить оккультизм от христианства. А потому в список рекомендуемой ею литературы она ставит творение оккультных шарлатанов — "Начало начал" (авторы — Тихоплавы В.Ю. и Т.С.). И с полным своим согласием цитирует "академика РАН эколога Ф. Я. Шипунова", не подозревая, что Шипунов никогда не был ни академиком, ни член-корром Академии наук. И приводимый ею текст из Шипунова — это типичное оккультное псевдобогословие: "В пределах биосферы существует созданная Творцом звукосфера, которую человек с некоторых пор преобразовал в шумосферу, хаос. Звук целителен для всякой живой клетки, а А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"? шум ее разрушает, поэтому в шумосфере человеку не выжить". Чем "созданное Творцом" пение павлина лучше рок-металла, мне понять не дано...

Вторым символом нашей нынешней предельно болезненной миссионерской беспомощности для меня стала ситуация, поведанная мне одним предпринимателем. К нему на работу устроился армейский друг, который за годы, прожитые ими порознь, стал сектантом. Православный начальник пошел за советом к своему духовнику, а тот посоветовал расстаться с былым другом... Наверно, конкретно в этой ситуации совет духовника был вполне верен. Зная миссионерскую немощь своего чада, он предложил ему не погружаться в глубины богословия... Но разве так повели бы себя в подобном случае А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"? те же баптисты? Они-то восприняли бы появление в их среде инаковерующего человека как миссионерский вызов, который Господь обращает к ним: "Вот перед вами религиозный человек; вас большинство; он зависим от вас. Неужели даже при таких начальных условиях вы не сможете обратить его в свою веру?".

В общем, сегодня большинство православных людей при встрече с "другим" следуют лишь трем моделям поведения: а) уйти самим, б) выгнать иноверца, г) сделать вид, что разногласия не важны, и вообще опустить религиозную тему в общении. На этом фоне нормально-миссионерская реакция выглядит как отклоняющееся ("девиативное") поведение.


documentazklfev.html
documentazklmpd.html
documentazkltzl.html
documentazkmbjt.html
documentazkmiub.html
Документ А в чем различие молодежной и бабушкиной "атмосфер"?