Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все

Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все, чем Даша пожертвовала в предыдущие годы, сводило на нет ее отъезд из Ростова, расставание с Максимом, ночи без сна, гастрит и абсолютную неопределенность в личной жизни. Было бы проще, имей она возможность решить проблему новым переездом, переходом на другую должность, но этого не происходило. Уж если быть честной с самой собой, то и отъезд из Москвы, желание завести ребенка – все это было вызвано абсолютной пустотой в душе, желанием направить свои силы, стремления на что-то иное, что-то, что потребует большого напряжения и любви. Раньше именно работа занимала это место, требовала эмоций, усилий.
Даша Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все чувствовала себя каким-то обессиленным, дрейфующим осколком, который еще достаточно прочен, чтобы держаться на воде, но недостаточно силен, чтобы пристать к берегу. Именно поэтому она, всегда так любившая ясность, четкие планы с указанием сроков и этапов их выполнения, позволила почти неконтролируемо развиваться отношениям с Максимом, дала себе возможность получать пусть минутную радость от того, что он просто рядом. Даша не лукавила, когда признавалась маме, что радость, волнение и другие чувства, пусть и не столь приятные, она ощущает только, если они вместе с Максом. Он и она словно замкнутый мирок, которому нет дела до остальных, в который не Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все проникают чужие злоба и зависть. Даша пропустила свою запись на ЭКО, было бы неправильным вводить в свой организм сперму другого мужчины, пока она спала в одной постели с человеком, о котором думала долгие годы.
В отношениях Даши и Максима сначала незаметно, почти неуловимо менялись роли – он перестал покорно выполнять все, о чем она просила, он больше не был тем Максом, который только кивал в ответ на Дашины умные слова. Даже в мелочах сначала редко, а потом все чаще звучало его «Я считаю». Ее это злило, задевало, но Даша не возражала, часто Максим делал абсолютно верные выводы. Умом Даша Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все понимала: прошло время, позади остались разрушительные последствия кризиса, постигшие компанию Звенигородцевых, кризиса, который пришлось преодолевать именно ему, и было бы наивным полагать, что все произошедшее никак не отразилось на характере прежде такого радостного парня. Новый Максим больше не улыбался в ответ на каждое ее слово, часто задумчиво морщил лоб и уставал на работе – в чем-то он не был больше ее Максом, хотя, как и прежде, он совершал не слишком честные поступки в отношении женщин, вернее, конкретной женщины – своей жены.

Отличная должность, блестящие перспективы, высокая зарплата – у нее просто нет причин испытывать недовольство, - убеждала себя Даша, невидящим взглядом уставившись в экран Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все монитора, считая часы до того момента, когда этот день завершится и она сможет уйти из офиса, приехать домой и ждать Максима, совершая неуклюжие попытки приготовить ужин. Дашу это злило – она никогда не была домашней курицей и не собиралась ей становиться, но еще больше ее злила работа, бесконечное повторение одного и того же. Всему виной иной уровень, не тот, к которому она привыкла, - пыталась убедить себя Даша. Но ведь в Москве было точно также, - спорила она сама с собой, - Хотя там все было иначе: огромные проекты, свобода принятия решений и чувство причастности к чему-то, что меняет целые Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все сегменты рынков. Вот только масштаб не влиял на ее отношение к вопросу. Прошел азарт, увлечение и чувство счастья, которое прежде наполняло ее при занятии любимым делом, проблема была в том, что дело вдруг перестало быть любимым.
Весь вечер Даша дулась сама на себя, выбросила в мусорное ведро свежие стейки, которые собиралась зажарить к приходу Максима, устроилась с ноут-буком в гостиной и даже не повернула голову, когда Максим вошел в квартиру.
- Ну, здравствуй, это я, - веселым голосом проговорил он из прихожей.
- Привет, - буркнула Даша.
- Много работы? – он наклонился к ней в легком поцелуе, прохладными губами касаясь ее горячей щеки Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все.
- Как обычно, - она отвернулась, не давая продлить поцелуй.
- Что с тобой? У тебя все нормально?
- У меня всегда все нормально, - она встала из кресла. – И вообще ты знаешь, я ненавижу слово «нормально». Это какое-то глупое мещанство – в ответ на все говорить «нормально».
- Даша, что случилось?
- У меня ничего не случилось. У меня все прекрасно!
- У меня тоже прекрасно.
- У тебя вообще всегда все прекрасно!
- Я развожусь с Ириной, - Макс понял, что только словами о чем-то очень конкретном можно пресечь начинающуюся Дашину истерику, а его будущий развод был очень конкретным.
- Молодец! Ты думаешь, меня это должно обрадовать?!
- Думаю, что да Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все!
- Отлично! Сначала ты женишься на шлюхе, делаешь ей ребенка, а потом хочешь меня порадовать разводом с ней. Почему ты вообще думаешь, что это важно для меня? Ты думаешь, ты сам и вся эта суета важны для меня? - Даша стояла посреди комнату, сжав руки в кулаки, так что побелела кожа.
- Да, я думаю, это важно для тебя! Иначе какого черта ты спишь со мной? Живешь со мной? – удивительное дело, Даша и Ира – такие разные, были единодушны в оценке друг друга, если послушать их, он изменял одной шлюхе с другой.
- Может, я сплю с тобой, потому что это меня развлекает, а насчет Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все жизни со мной – моего мнения ты не спрашивал, ты просто пришел с вещами.
- Даша, остановись! – Макс схватил ее за плечи. – Остановись немедленно! – он понимал, еще пара ее слов, таких же резких и злых, и он не сдержится и ударит ее, невыносимо было в очередной раз слышать, как Даша пытается отшвырнуть его. В прошлый раз Макс поверил ей, ее словам про развлечения, а потом пустился во все тяжкие – девушки, наркотики, рискованные выходки на воде. Теперь, став старше, он хотел совсем другого – жизни с Дашей, совместных радостей с ней и чудесную малышку, похожую на нее. И он не верил ей, научился Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все, наконец, видеть за циничной карьеристкой ранимую девочку, что спешила ему на помощь, боялась щекотки и засыпала в его руках.
- Я не могу! – Даша вырвалась из крепких мужских рук. – Я не хочу думать, что твой развод – такая радость для меня. Ты же не думаешь, что Ростов – предел моих мечтаний? – невпопад выкрикнула она.
- Может, тебе хватит жить мечтаниями? – резко спросил Максим. – Может, ты начнешь, наконец, просто жить?
- Я не могу! Я еще так много не сделала! – Даша выбежала из комнаты и бросилась на кухню, суетливыми движениями включила кофе-машину, отчего-то думая, что доза кофеина – это именно то, что ей сейчас Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все необходимо.
Макс пришел следом, забрал у нее из рук чашку кофе, выплеснув его в раковину, и начал готовить ей травяной чай. Он, конечно, знал, что Даша много работает, психует и устает, но все равно был напуган тем, насколько расшатаны ее нервы.
Даша открыла шкаф с посудой, достала чистую чашку и вновь потянулась к кофе-машине.
- Ты не будешь пить сегодня кофе, даже если мне придется выливать чашку за чашкой, - спокойно произнес Максим.
- Я буду пить, что хочу, - сказала Даша, отчего-то стало очень важным отстоять свое право на этот в общем-то ненужный ей кофе.
- Ошибаешься, - Максим Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все поставил перед ней бокал с чаем.
- Ты не понимаешь! Ты просто не понимаешь! Я занимаюсь финансами скоро как половину своей жизни, - Даша сделала глоток горячего чая.
- Даша, кто мешает тебе заниматься финансами? – осторожно спросил Максим.
- Ты думаешь, я могу ими нормально заниматься здесь? – Даша резко отставила чашку.
- Я думаю, что ты по своей воле приехала в Ростов и занялась здесь той работой, которой хотела.
- Нет, не той! - Даша выскочила из-за стола и убежала в спальню.
Она вела себя как конченая истеричка, и если Макс сейчас же уйдет, она его даже не осудит, - Даша накинула на себя край Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все покрывала, чувствуя, что, как обычно замерзает на фоне нервов и стресса.
Макс сказал ей о своем будущем разводе. Что значило это для нее, для них? Сделал ли он это из-за нее или ради нее? Хочет ли он быть с ней? И чего хочет она сама?
Даша отреагировала на его новость совсем не так, как Максим того хотел. Он ожидал радости, вопросов, но, может быть, был чересчур самонадеян. Тогда пять лет назад Даша была рада его разводу, они пару выходных гуляли в ночных клубах, распевая песню Emancipation. Теперь все изменилось, изменилась Даша, он и обстоятельства, правда, Макс считал, что эти Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все перемены были к лучшему. Он мог хлопнуть дверью и уйти, отправиться ночевать в гостиницу, ведь в его квартире пока была будущая бывшая жена. Вот только подобный уход выглядел слишком импульсивным и незрелым, а Макс изо всех сил старался совершать только обдуманные поступки. Он допил остывший Дашин чай, вымыл чашки и вышел из квартиры, тихо прикрыв дверь, правда, отправился не искать место для ночлега, а сбросить злость и недоумение в фитнес-клуб. В этом они с Дашей были очень похожи – искали успокоение в занятиях спортом.
Макс ушел, она сама слышала, как он щелкнул выключателем в прихожей, а потом осторожно закрыл дверь. Даша Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все вновь все разрушила сама – с возрастом ее талант разрушать не ослабился, а, наоборот, заиграл новыми гранями.
Она приняла душ и надела мягкую пижаму – в отсутствие Максима не было никакой необходимости в черном шелке и обнажающих тело кружевах, зарылась лицом в подушку и позволила себе заплакать. Давно следовало запомнить старое правило: не смешивать работу и личную жизнь, причем не только в том, что касалось отношений с коллегами, но и когда речь шла о том, чтобы разделять расстройство из-за работы и из-за отношений, может быть, самых важных в ее жизни.
Несколько километров по дорожкам бассейна, холодный Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все весенний воздух, норовящий заползти под кожу, опустошенность вместо злости – Максим был готов вновь встретиться с Дашей. Она заперла дверь на все замки, видимо, не ожидала, что он вернется. Что ж, еще несколько лет назад Макс бы и не стал возвращаться – обиды было достаточно, чтобы заставить его вновь пустить их отношения под откос.
Даша спала в странной позе, расположившись почти по диагонали. Макс тихо, стараясь ее не разбудить, лег рядом. Они, как слепые, бродили по лабиринту своих отношений, постоянно возвращаясь в одну и ту же точку: встреча, страсть, расставание, они выручали друг друга из трудных ситуаций, отдавались друг другу, а потом Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все вновь разрывали все в мелкие клочья. Каждый следующий раз соединить разрушенное становилось все сложнее, но они искусно соединяли, отношения менялись, на них, как на живом теле, появлялись рубцы и шрамы, но Макс надеялся, что эти многострадальные отношения одновременно становились все сильнее.
В 4-30 зазвонил Дашин будильник, Макс понимал, что через десять минут зазвонит другой, а еще через десять – третий. Такой ранний подъем мог означать только одно – Даша куда-то собиралась.
- Куда ты сегодня? – хриплым со сна голосом спросил Максим.
- В Москву, - Даша нехотя подняла голову с его плеча, - Завтра вечером вернусь.
Они доехали до аэропорта в тишине, под меланхоличные песни Цезарии Эворы Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все, так любимые Дашей. Даша дремала, а, когда открывала глаза, молча смотрела на Максима – для нее вдруг стало очень важным понять, как он превратился в сильного и уверенного в себе мужчину, мужчину, которого она была готова принимать как равного себе.
- Помнишь, мы ходили на ее концерт в 2005 году? – спросила Даша, услышав первые аккорды бесконечно грустной Sodade.
- Даша, давай уже не вспоминать то, что было раньше, а создавать что-то новое, - Максима беспокоило, что Даша так настойчиво вязнет в прошлом, - А вообще я помню каждый день, который был у нас с тобой, - Он прибавил громкость и салон автомобиля заполнил проникновенный Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все голос старой мулатки.



Москва, бешеная скорость, большие возможности, вечная спешка. Даша была своей в этом городе, ощущала себя в нем как рыба в прозрачной воде, мчалась вместе со всеми, расталкивала конкурентов и иногда чувствовала себя почти счастливой. Почти – ключевое слово, но на сей раз даже это ощущение к ней не приходило. Она наблюдала за всем происходящим словно со стороны. Успешные встречи, переговоры в центральном офисе банка, довольное ею руководство, должность руководителя ростовского филиала у нее почти в кармане, заманчивые предложения от хед-хантеров: завидные должности в двух крупнейших государственных банках, на выбор Питер или Москва. Не было Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все не то что счастья, даже удовлетворения.
Около семи Даша вошла в зал нового ресторана на Тверском бульваре, приглушенная музыка, сияние хрусталя, аромат блюд, достойных мишленовских звезд. За столиком возле окна сидела ее бывший научный руководитель, член правления одного из топовых банков Галина Алексеевна Степановская.
- Галина Алексеевна, добрый вечер! Извините за опоздание, видимо, жизнь в Ростове ослабила мое московское чувство времени, - приветливо улыбнулась Даша.
- Ничего страшного, я сама приехала раньше. Последняя встреча оказалась короче, чем я предполагала.
Степановская была важным человеком в Дашиной жизни, почти восемь лет назад она выделила способную аспирантку из провинции, помогла ей сделать блестящую работу, поддержала в идее поехать Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все в Уортон, а потом давала ценные советы во время работы в Цюрихе и, конечно, в Москве. Галина Алексеевна отнюдь не была доброй феей-крестной, скорее, она видела в Даше юное подобие себя и оттого радовалась Дашиным успехам почти как своим.
- Что на работе? Какие новые варианты? Ты еще не оставила эту идею с рождением ребенка? – Степановская выстреливала вопросами, не давая Даше перевести дух.
Даша быстро отчиталась по ситуации в банке, рассказала о предложениях работы и твердо сказала, что все также хочет ребенка и обязательно его заведет.
- Ну хорошо, посидишь ты в декрете месяца четыре и вернешься на работу. Я Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все вообще не понимаю, почему ради этого стоило ехать в Ростов. Твоя мама вполне могла приехать в Москву сидеть с ребенком, и даже сейчас ты можешь принять предложения и вернуться сюда или поехать в Питер. Ты же не собираешься сидеть с горшками-ползунками дома несколько лет?
- Не собираюсь, конечно, - Даша улыбнулась, зная нетерпимое отношение бывшей руководительнице к женщинам-домохозяйкам, - Но я хочу иметь возможность быть рядом со своим ребенком, а ни в Москве, ни в Питере, тем более, на новой работе это невозможно. А в Ростове я могу все это обеспечить.
- Даша, ну вот ты занимаешься ерундой, неужели это непонятно Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все, - горячилась Степановская – Ты думаешь, ребенок понимает, кто ему попу вытирает, мама, бабушка или няня.
- Галина Алексеевна, я уже все решила, - мягко остановила ее Даша, - Тем более, максимум через два месяца я получу должность руководителя ростовского филиала.
- Даша, но это же все не то! Я тебя учила, чтобы ты уехала назад в свою провинцию? – Даша хотела было возразить, что никто ее не учил, да, Степановская была хорошим научным руководителем, могла помочь советом, но не больше. – Или произошло что-то еще, что держит тебя в Ростове?
- Я встречаюсь с Максимом Звенигородцевым, - ответила Даша. Галина Алексеевна была в курсе истории ее университетской Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все любви и последующих перипетий.
- Даша, нет! Как ты можешь? – взвилась бывшая руководительница. – Чем он сейчас занимается? Протирает штаны в конторе своего отца?
- Отец Максима умер, и он сам руководит строительной компанией.
- Даша, это не то! Это же не твой уровень! Кто он такой по сравнению с тобой? У тебя блестящие перспективы. У тебя тот возраст и то образование, когда все дороги открыты перед тобой! Нет, я еще понимаю твое желание родить ребенка, биологические часы и прочее, но Максим. Он же вообще никто для тебя. Он оборвет все твои шансы на блестящую карьеру.
Даша мысленно усмехнулась: Степановская подняла Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все настоящую бурю в пустыне, а она ведь еще не знала, каким тяжелым еще совсем недавно было положение компании Максима, не знала о том, что он женат и имеет маленького ребенка, что он переехал к Даше, а она не сказала ни слова против.
- Галина Алексеевна, я просто хочу быть счастливой, - Даша нехотя отломила ломтик нежнейшего сибаса.
- Даша, что за кухонные разговоры? О каком счастье ты говоришь? Ты что такая наивная, что рассчитываешь найти счастье с мужчиной? Это же просто бабство!
- Галина Алексеевна, - попыталась возразить Даша.
- Не нужно меня прерывать! Ты собираешься променять карьеру на какого-то заштатного Максима, который Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все ничего в своей жизни не добился, который будет только паразитировать на тебе. Тебе это надо? Ты ради этого поехала в Уортон? – Даша могла бы сказать, что чего-то Максим точно добился, но по меркам Степановской только упоминания в федеральной прессе и должности с оплатой в сотни тысяч долларов хоть что-то значили в этом мире.
- Я не собираюсь жертвовать своей карьерой, - тихо произнесла Даша. – Я только хочу завести нормальную семью и побыть немного женщиной, - что ж она, наконец, нашла силы признать это.
- Ты меня очень разочаровала Даша, - Степановская отодвинула недоеденный салат, - Мне нужно ехать.
Что ж, Даше тоже нужно было ехать, она Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все не хотела оставаться в этом городе ни минуты, не хотела выслушивать рассуждения о никчемности Максима, о глупости ее планов, о том, что ей следует сделать. Ей было достаточно лет и она совершила достаточно ошибок, чтобы, наконец, приобрести право самой принимать решения.
Даша забрала вещи из гостиницы, поменяла билет и улетела в Ростов ближайшим же рейсом.


documentazjzvin.html
documentazkacsv.html
documentazkakdd.html
documentazkarnl.html
documentazkayxt.html
Документ Глава 18. Работа перестала приносить радость – это пугало, обесценивало все