Глава тридцать седьмая

РЇ еду РІ РіРѕСЂРѕРґ, чтобы встретиться СЃ Кейт Рё Фрэнки, которые должны РјРЅРµ помочь выбрать наряд для сегодняшнего РїРѕС…РѕРґР° РІ театр, РєРѕРіРґР° Сѓ меня Р·РІРѕРЅРёС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‚ телефон.

— Алло?

— Джойс, это Стивен. Мой начальник.

— Мне только что поступил еще один звонок.

— Это чудесно, РЅРѕ разве ты должен РїРµСЂРµР·РІР°РЅРёРІР°С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‚СЊ РјРЅРµ РІСЃСЏРєРёР№ раз, РєРѕРіРґР° это случается?

— Джойс, это еще одна жалоба.

— От кого и на что?

— Звонила семейная пара, которой ты вчера показывала особняк.

в Глава тридцать седьмаяЂ” РќСѓ Рё?…

— Они отказались.

— О, как жаль! — восклицаю я с притворным сожалением. — Сказали почему?

— Да, представь себе. Похоже, что кто-то РёР· наших СЃРѕС‚С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂСѓРґРЅРёРєРѕРІ убедил РёС…, что для воссоздания исторического облика РґРѕРјР° РѕРЅРё должны заказать строителям дополнительные работы. Р? знаешь что? Р?С… С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЃРѕРІРµСЂС€РµРЅРЅРѕ РЅРµ РІРґРѕС…РЅРѕРІРёР» СЃРїРёСЃРѕРє этих работ, который включает… — РЇ слышу шелест бумаг, Рё РѕРЅ читает вслух: — …потолочные балки, открытую кирпичную клРГлава тридцать седьмая°РґРєСѓ, печь СЃ дровами, камины… РќСѓ Рё так далее. Р’ итоге РѕРЅРё отказались.

— Тем РЅРµ менее это вполне разумно. Обычно строители восстанавливают СЃС‚Р°С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂРёРЅРЅС‹Рµ РѕСЃРѕР±РЅСЏРєРё, совершенно РЅРµ заботясь Рѕ реалиях того периода. РўС‹ считаешь, это правильно?

— Какая разница? Джойс, ты должна была только РІРїСѓСЃС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‚ить РёС…, чтобы РѕРЅРё сняли мерки для Своего дивана. Дуглас почти что продал РёРј этот РґРѕРј, РєРѕРіРґР° тебя… РЅРµ было.

— На деле выходит, что не продал.

— Джойс, РГлава тридцать седьмаяјРЅРµ нужно, чтобы ты перестала распугивать наших клиентов. РњРЅРµ что, нужно напомнить тебе, что твоя работа — продавать, Р° если ты этого РЅРµ РґРµР»Р°РµС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая€СЊ, то…

— То что? — Я начинаю распаляться.

— То… ничего, — смягчается он и мямлит: — Я знаю, что у тебя был тяжелый период…



— РћРЅ прошел Рё РЅРµ имеет никакРГлава тридцать седьмаяѕРіРѕ отношения Рє РјРѕРёРј способностям продавать РґРѕРјР°, — огрызаюсь СЏ.

— Тогда продай хотя бы один, — заканчивает он.

— Хорошо. — РЇ закрываю телефРГлава тридцать седьмаяѕРЅ Рё смотрю РЅР° РіРѕСЂРѕРґ РёР· РѕРєРЅР° автобуса. Прошла всего неделя, как СЏ вернулась РЅР° работу, Р° РјРЅРµ уже нужен перерыв.

— Дорис, это так необходимо? — стРГлава тридцать седьмаяѕРЅРµС‚ Джастин РёР· ванной комнаты.

— Да! — кричит РѕРЅР°. — РњС‹ здесь именно для этого. РњС‹ должны убедиться, что сегодня вечером ты будешь хорошо РІС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‹РіР»СЏРґРµС‚СЊ. Поторапливайся, ты переодеваешься медленнее, чем женщина.

Дорис Рё Р­Р» СЃРёРґСЏС‚ РЅР° краю РёС… кровати РІ дублинской гостинице. РќРµ РІ «Шелбурне», Рє РГлава тридцать седьмая±РѕР»СЊС€РѕРјСѓ разочарованию Дорис, Р° РІ отеле типа «Холидей Р?РЅРЅВ», РЅРѕ поскольку РѕРЅ находится РІ центре РіРѕСЂРѕРґР° РїРѕ соседству СЃ самыми известными мРГлава тридцать седьмая°РіР°Р·РёРЅР°РјРё, РѕРЅР° РІСЃРµ-таки вполне довольна. Утром, РєРѕРіРґР° РѕРЅРё приземлились, Джастин был полон решимости показать РёРј достопримечательности, музеи, церкви Глава тридцать седьмая Рё замки, РЅРѕ РЅР° СѓРјРµ Сѓ Дорис Рё Эла было совсем РґСЂСѓРіРѕРµ. РЁРѕРїРёРЅРі. Культурная программа ограничилась экскурсией РЅР° «Ладье РІРёРєРёРЅРіРѕРІВ», Рё Дорис РіСЂРѕРјРєРѕ взвизгнула, кРГлава тридцать седьмаяѕРіРґР° РІРѕРґР° реки Лиффи брызнула ей РІ лицо. Всего несколько часов оставалось РґРѕ начала оперы — РґРѕ того, РєРѕРіРґР° РѕРЅ наконец узнает, кто эта таинствеРГлава тридцать седьмаяЅРЅР°СЏ незнакомка. РџСЂРё мысли РѕР± этом его охватывало беспокойство Рё нервное возбуждение. Р’ зависимости РѕС‚ его везения этот вечер может стать мучитРГлава тридцать седьмаяµР»СЊРЅС‹Рј или прекрасным — как ему повезет. Ему нужно придумать план отступления, если РІСЃРµ пойдет РїРѕ худшему сценарию.

— Джастин, поторопись! — снРГлава тридцать седьмаяѕРІР° кричит Дорис, Рё РѕРЅ, поправив галстук, выходит РёР· ванной.

— Давай, давай, давай! — выкрикивает Дорис, РїРѕРєР° РѕРЅ расхаживает РїРѕ номеру РІ своем лучшем костюме. РћРЅ останРГлава тридцать седьмая°РІР»РёРІР°РµС‚СЃСЏ перед РЅРёРјРё Рё неловко поеживается, чувствуя себя маленьким мальчиком РІ костюме для причастия.

Воцаряется тишина. Р­Р» даже прекращает С…С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂСѓСЃС‚еть РїРѕРїРєРѕСЂРЅРѕРј.

— Ну что? — нервно спрашивает он. — Что не так? Что-то с лицом? Где-то пятно? — Он смотрит вниз, разглядывая себя.

Дорис закатывает глазРГлава тридцать седьмая° Рё качает головой:

— Ха-ха-ха, очень смешно. А теперь давай серьезно, хватит терять время, покажи нам настоящий костюм.

— Дорис! — восклицает ДжРГлава тридцать седьмая°СЃС‚РёРЅ. — Это Рё есть настоящий костюм!

— Это твой лучший костюм? — тянет она, оглядывая его с ног до головы.

— Кажется, СЏ вспоминаю его СЃ нашей свадьбы. — ЭРГлава тридцать седьмая» прищуривается.

Дорис встает и берет в руки сумочку.

— Снимай, — спокойно говорит она.

— Что? Зачем?

Она делает глубокий вдох:

— Снимай давай. Сейчас же.

в Глава тридцать седьмаяЂ” Кейт, эти слишком парадные, — отворачиваюсь СЏ РѕС‚ платьев, которые РѕРЅР° выбрала. — Это РЅРµ бал, РјРЅРµ просто нужно что-то…

— Сексуальное, — Р·Р°РєР°РЅС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‡РёРІР°РµС‚ Фрэнки, размахивая передо РјРЅРѕР№ коротеньким платьем.

— Это Королевский оперный театр, Р° РЅРµ ночной клуб. — Кейт выхватывает платье Сѓ нее РёР· С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂСѓРє. — Хорошо, посмотри РЅР° это. РќРµ особенно парадное, РЅРѕ Рё РЅР° наряд проститутки РЅРµ похоже.

— Да, РІ нем ты легко сойдешь Р·Р° монашку, — СЃ саркаРГлава тридцать седьмая·РјРѕРј замечает Фрэнки.

Они обе отворачиваются и продолжают рыться в вешалках.

— Ага! Нашла, — объявляет Фрэнки.

— Нет, это СЏ нашла идеальный РІР°С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂРёР°РЅС‚.

Они поворачиваются с одинаковыми платьями в руках: Кейт держит красное, Фрэнки черное. Я закусываю губу.

— Прекрати! — хором говорят они.

в Глава тридцать седьмаяЂ” Рћ РіРѕСЃРїРѕРґРё, — шепчет Джастин.

— Что такое? РўС‹ РЅРёРєРѕРіРґР° РЅРµ видел костюм РІ СЂРѕР·РѕРІСѓСЋ полоску? Это бесподобно. Вместе СЃ этой СЂРѕР·РѕРІРѕР№ рубашкой Рё розовым гаРГлава тридцать седьмая»СЃС‚СѓРєРѕРј — Рѕ, это будет чудесно! Р­Р», СЏ Р±С‹ так хотела, чтобы ты РЅРѕСЃРёР» такие костюмы!

— РњРЅРµ больше нравится СЃРёРЅРёР№, — возражает Р­Р». — Розовый — немногРГлава тридцать седьмаяѕ гомосексуально. Неплохая идея, если РѕРЅР° окажется чучелом. РўС‹ ей сможешь сказать, что тебя ждет твой парень. Р’ этом случае СЏ РјРѕРіСѓ тебе пРГлава тридцать седьмаяѕРґС‹РіСЂР°С‚СЊ, — предлагает РѕРЅ.

Дорис с ненавистью смотрит на него и поворачивается к Джастину:

— Нет, ты скажи, ведь правда, это гораздо лучше того, что С‚С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‹ надевал? Джастин? Вернись РЅР° землю, Джастин! РќР° что это ты смотришь? Рћ, РѕРЅР° хорошенькая.

— Это Джойс, — шепчет он.

РћРЅ РєРѕРіРґР°- то читал, что Сѓ синегорлРГлава тридцать седьмаяѕРіРѕ колибри сердце бьется СЃ частотой тысяча двести шестьдесят ударов РІ минуту, Рё РЅРµ понимал, как можно это выдержать. Теперь РѕРЅ РїРѕРЅСЏР». РЎ каРГлава тридцать седьмая¶РґС‹Рј частым ударом сердце выталкивало РєСЂРѕРІСЊ Рё посылало ее РїРѕ телу. РћРЅ чувствовал, как дрожит РІСЃРµ внутри, ощущал пульсацию РІ шее, запястьях, сРГлава тридцать седьмаяµСЂРґС†Рµ, желудке.

— Это Джойс? — спрашивает пораженная Дорис. — Женщина из телефона? Ну, Джастин, она выглядит… нормальной .

Что ты думаешь, Эл?

Р­Р» осРГлава тридцать седьмаяјР°С‚ривает ее СЃ РЅРѕРі РґРѕ головы Рё толкает брата РІ Р±РѕРє:

— Ага, она, бесспорно, выглядит нормальной . Ты должен наконец пригласить ее на свидание.

— РџРѕС‡РµРјС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяѓ РІС‹ РѕР±Р° так удивлены, что РѕРЅР° выглядит нормальной? — РўСѓРє-тук. РўСѓРє-тук.

— Знаешь, РґРѕСЂРѕРіРѕР№, уже то, что РѕРЅР° существует, — удивительно, — фыркает Р”РѕС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂРёСЃ. — Рђ то, что РѕРЅР° хорошенькая , — вообще чертовски близко Рє чуду. Давай, пригласи ее сегодня РЅР° ужин.

— Я сегодня не могу.

— Почему?

— У меня опера!

— РћРїРµС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂР°-шмопера. РљРѕРіРѕ это волнует?

— Ты говорила об этом без остановки целую неделю. А теперь это «опера-шмопера»? — Тук-тук. Тук-тук.

— РЇ РЅРµ хотеРГлава тридцать седьмая»Р° волновать тебя раньше, РЅРѕ СЏ думала РѕР± этом РІ самолете РїРѕ пути СЃСЋРґР°, и… — РћРЅР° делает глубокий РІРґРѕС… Рё нежно касается его СЂСѓРєРё. — Это РЅРµ может Р±С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‹С‚СЊ Дженнифер Энистон. Р’ первом СЂСЏРґСѓ тебя будет ждать какая-РЅРёР±СѓРґСЊ старушка СЃ букетом цветов, которые тебе абсолютно РЅРµ нужны, или какой-РЅРёР±С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяѓРґСЊ толстяк СЃ запахом РёР·Рѕ рта. Прости, Р­Р», СЏ РЅРµ имею РІ РІРёРґСѓ тебя. — РћРЅР°, РёР·РІРёРЅСЏСЏСЃСЊ, дотрагивается РґРѕ СЂСѓРєРё мужа.

Р­Р», ошарашенный ее соображениями, РїС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂРѕРїСѓСЃРєР°РµС‚ оскорбление РјРёРјРѕ ушей:

— Что? Но я же взял с собой книжку для автографов!

Сердце Джастина по-прежнему бьется как у колибри, его мысли Глава тридцать седьмая теперь проносятся со скоростью взмахов ее крыльев.

РћРЅ почти РЅРµ может думать, РІСЃРµ РїСЂРѕРёСЃС…РѕРґРёС‚ слишком быстро. Джойс вблизи оказывается горазРГлава тридцать седьмаяґРѕ более красивой, чем РѕРЅ РїРѕРјРЅРёС‚, новая короткая стрижка очень ей идет, РїСЂСЏРґРё волос РјСЏРіРєРѕ обрамляют лицо. РћРЅ должен быстро что-то сделать.

ДумаРГлава тридцать седьмая№, думай, думай!

— Пригласи ее на свидание завтра вечером, — предлагает Эл.

— Не могу! Завтра моя выставка.

— Пропусти ее. Позвони и скажи, что заболел.

— НРГлава тридцать седьмаяµ РјРѕРіСѓ, Р­Р»! РЇ работал над ней несколько месяцев, СЏ чертов куратор Рё должен быть там. — РўСѓРє-тук. РўСѓРє-тук.

— Если ты РЅРµ пригласишь ее, это сделРГлава тридцать седьмая°СЋ СЏ, — подталкивает его Дорис.

— Она занята своими делами. Джойс начинает удаляться. Сделай же что-нибудь!

— Джойс! — кричит Дорис.

— Господи! — ДРГлава тридцать седьмая¶Р°СЃС‚РёРЅ пытается отвернуться Рё убежать РІ противоположном направлении, РЅРѕ Р­Р» Рё Дорис преграждают ему путь.

— Джастин Хичкок, — РіСЂРѕРјРєРѕ РїСЂРѕРёР·РЅРѕСЃРёС‚ чей-тРГлава тридцать седьмаяѕ голос, Рё РѕРЅ, сдаваясь, медленно оборачивается. Лицо женщины, стоящей СЂСЏРґРѕРј СЃ Джойс, ему знакомо. Возле нее коляска СЃ ребенком.

— Джастин РҐРёС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‡РєРѕРє. — Женщина протягивает ему СЂСѓРєСѓ: — Кейт Макдональд. РЇ была РЅР° вашем докладе РІ Национальной галерее РЅР° прошлой неделе. Это было безумРГлава тридцать седьмаяЅРѕ интересно, — улыбается РѕРЅР°. — РЇ РЅРµ знала, что РІС‹ знакомы СЃ Джойс. — РћРЅР° продолжает улыбаться Рё толкает Джойс локтем: — Джойс, ты РЅРёРєРѕРіРґР° нРГлава тридцать седьмаяµ говорила! РЇ всего лишь РЅР° прошлой неделе была РЅР° докладе Джастина Хичкока! Помнишь, СЏ тебе РІСЃРµ рассказывала? РџСЂРѕ ту картину СЃ женщиной Рё РїРёСЃСЊРјРѕРј? Р? прРГлава тридцать седьмаяѕ то, что РѕРЅР° его писала?

В широко распахнутых глазах Джойс явно читается испуг. Она переводит взгляд со своей подруги на Джастина и обратно.

— НельРГлава тридцать седьмая·СЏ сказать, что РјС‹ РїРѕ-настоящему знакомы, — наконец РіРѕРІРѕСЂРёС‚ Джастин Рё чувствует, что его голос слегка дрожит. Его захлестывает волна адреналинРГлава тридцать седьмая°, Рё ему кажется, что РѕРЅ сейчас взлетит как ракета через крышу магазина. — РњС‹ РјРЅРѕРіРѕ раз пересекались, РЅРѕ так Рё РЅРµ смогли должным образом познакРГлава тридцать седьмаяѕРјРёС‚СЊСЃСЏ. — РћРЅ протягивает СЂСѓРєСѓ: — Джойс, СЏ Джастин.

Она пожимает его руку и чувствует укол электрического разряда.

— РћР№! — РћРЅР° отдергивает ладонь Рё С…РІР°С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‚ает ее РґСЂСѓРіРѕР№, как будто обожглась.

— О-о! — восклицает Дорис.

— Это статическое электричество, Дорис. Возникает, РєРѕРіРґР° РІРѕР·РґСѓС… СЃСѓС…РѕР№. РћРЅРё должны РїРѕС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЃС‚авить здесь увлажнитель. — Джастин РіРѕРІРѕСЂРёС‚ как СЂРѕР±РѕС‚, РЅРµ отводя глаз РѕС‚ лица Джойс.

Фрэнки наклоняет голову, сдерживая смех:

— Очень мило.

— Сколько раРГлава тридцать седьмая· СЏ ему говорила! — ворчит Дорис. Мгновение спустя Джойс СЃРЅРѕРІР° протягивает СЂСѓРєСѓ, чтобы как следует завершить рукопожатие:

— Р?звините, просто меня…

— ВсРГлава тридцать седьмаяµ нормально, меня тоже, — улыбается РѕРЅ.

— Приятно наконец с вами познакомиться, — говорит она.

РћРЅРё продолжают стоять, РЅРµ разнимая СЂСѓРє, глядя РґС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂСѓРі РЅР° РґСЂСѓРіР°. Дорис, Джастин Рё Р­Р» образуют РѕРґРЅСѓ линию, Р° Джойс Рё ее РїРѕРґСЂСѓРіРё РґСЂСѓРіСѓСЋ.

Дорис громко прочищает горло:

— Я Дорис, его невестка.

РћРЅР° тянется С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‡РµСЂРµР· сплетенные СЂСѓРєРё Джастина Рё Джойс, чтобы пожать СЂСѓРєСѓ Фрэнки.

— Фрэнки, — представляется та.

Р­Р» РІ это время тянется СЃ протянутой рукРГлава тридцать седьмаяѕР№ Рє Кейт. Эдакий ритуал одновременных рукопожатий. Джастин Рё Джойс РІ конце концов разнимают СЂСѓРєРё.

— Р’С‹ хотели Р±С‹ сегодня вечером поужинать СЃ РГлава тридцать седьмая”жастином? — выпаливает Дорис.

— Сегодня вечером? — У Джойс от удивления открывается рот.

— С большим удовольствием, — отвечает за нее Фрэнки.

— НРГлава тридцать седьмаяѕ ведь сегодня вечером… — Джастин поворачивается Рє Дорис СЃ широко раскрытыми глазами.

— Рћ, РЅРµ беспокойся, РјС‹ СЃ Элом РІ любом случае хотели поесть вРГлава тридцать седьмаяґРІРѕРµРј, — толкает его РѕРЅР°. — РќРµ стоит сомневаться, — улыбается РѕРЅР°.

— Р’С‹ уверены, что РЅР° сегодняшний вечер Сѓ вас нет РґСЂСѓРіРёС… планов? — РіРѕРІРѕСЂРёС‚ немного С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЃРјСѓС‰РµРЅРЅР°СЏ Джойс.

— О нет! — Джастин качает головой. — Я с удовольствием поужинаю с вами. Конечно, если у вас нет планов…

Джойс поворачивается Рє Р¤С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЂСЌРЅРєРё:

— Сегодня вечером? Фрэнки, у меня есть дело …

— Да РЅРµ глупи. Теперь это уже РЅРµ так важно, правда? РњС‹ можем сходить выпить РІ любой РґСЂСѓРіРѕР№ день, — РѕС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‚махивается РѕС‚ нее Фрэнки. — РљСѓРґР° РІС‹ ее поведете? — РћРЅР° мило улыбается Джастину.

— В отеле «Шелбурн»? — встревает Дорис. — В восемь?

— РћС…, СЏ всегдРГлава тридцать седьмая° хотела там поесть, — вздыхает Кейт. — Восемь ей РїРѕРґС…РѕРґРёС‚, — отвечает РѕРЅР°.

Джастин улыбается и смотрит на Джойс:

— Правда?

Джойс РїС‹С‚Р°РµС‚СЃС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЏ обдумать предложение, ее мысли мечутся СЃ той же скоростью, что Рё его сердце.

— Р’С‹ абсолютно уверены, что СЃ радостью готовы РѕС‚РјРµРЅРёС‚С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЊ РґСЂСѓРіРёРµ СЃРІРѕРё планы РЅР° сегодняшний вечер? — РќР° ее лбу появляются морщины.

РћРЅ заглядывает РІ ее глаза, Рё его переполняет чувство РІРёРЅС‹ РїСЂРё мысли Рѕ том или С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‚РѕР№, РєРѕРіРѕ РѕРЅ намеревается подвести.

Он быстро кивает, не зная, насколько убедительно все это выглядит.

Чувствуя его сомнения, Дорис начинает С‚СЏРЅСѓС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‚СЊ Джастина РІ сторону:

— Что Р¶, чрезвычайно приятно было встретиться СЃРѕ всеми вами, РЅРѕ РјС‹ должны вернуться Рє нашим покупкам. Рада была РїРѕР·РЅР°РєРѕРјРёС‚СЊС Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмаяЃСЏ, Кейт, Фрэнки. Джойс, милая, — обнимает Дорис ее, — приятного ужина. Р’ восемь. Р’ отеле «Шелбурн». РќРµ забудь.

— Красное или черное? — Джойс РїРѕРєР°Р·С Р“Р»Р°РІР° тридцать седьмая‹РІР°РµС‚ Джастину РґРІР° платья перед тем, как его СѓРІРѕРґСЏС‚.

Он всерьез задумывается:

— Красное.

— Значит, черное. — РћРЅР° улыбается, вспоминая РёС… единствеРГлава тридцать седьмаяЅРЅС‹Р№ разговор РІ парикмахерской, РєРѕРіРґР° РѕРЅРё впервые встретились.

Он смеется и позволяет Дорис утащить себя.


documentazjvojx.html
documentazjvvuf.html
documentazjwden.html
documentazjwkov.html
documentazjwrzd.html
Документ Глава тридцать седьмая